Глава десятая. В ночь после встречи с Макни сон оказался для Даны лишь далекой мечтой

В ночь после встречи с Макни сон оказался для Даны лишь далекой мечтой. К половине седьмого утра она уже почитала книжку, убралась в платяном шкафу. Самым неприятным в бессоннице было то, что она пришлась под воскресенье, когда Дана обычно позволяла себе поваляться в постели до… половины восьмого.

Необходимо снять стресс, и лучше всего поможет пробежка. Дана туго зашнуровала кроссовки, спустилась вниз, повыше подтянула молнию спортивной куртки и вышла на улицу.

После короткой разминки она припустила трусцой. На Мейн-стрит покалывание в боку превратилось в боль словно от вонзившегося кинжала. Может, если бы она бегала чаше, чем раз в год…

Дана перевела дух Глава десятая. В ночь после встречи с Макни сон оказался для Даны лишь далекой мечтой и перешла на медленный шаг. Она направилась к одному из своих излюбленных мест — лодочной станции, где все напоминало об отце.

В это время года станция была тиха и пустынна, слышались только крики чаек да скрип лодочных уключин.

Дана прошла вдоль рядов лодок, добралась до причала, где летом устраиваются пикники, и забралась с ногами на скамейку. Когда-то отец с приятелями травили здесь рыбацкие байки.

Она уже собралась уходить, когда увидела Кэла. Он шел в ее сторону. Одну руку он сунул в карман светло-коричневой куртки, а в другой нес пакет.

— Привет, — поздоровалась Дана. — Что ты здесь делаешь в такую Глава десятая. В ночь после встречи с Макни сон оказался для Даны лишь далекой мечтой рань?

— Думаю, то же самое, что и ты. — Он поставил пакет на столик для пикника. — Я не мог уснуть.

На короткий миг Дана представила, как они лежат, обнявшись, на кровати, находя утешение в близости. Она невольно положила руку ему на грудь. Кэл поднес ее ладонь ко рту и поцеловал теплыми губами прохладную кожу.

— Ты в порядке? — спросил он.

Она кивнула.

— Уснуть не удалось, и я решила заняться бегом.

Он улыбнулся.

— Когда я увидел тебя на Мейн-стрит, по-моему, ты двигалась не быстрее черепахи.

— Да, пожалуй, когда дело касается снятия стресса, медитация подходит больше. — Она вдохнула холодный утренний воздух Глава десятая. В ночь после встречи с Макни сон оказался для Даны лишь далекой мечтой. — Знаешь, мысленно перенестись в хорошее место… и все такое.

— Думаю, со стрессом я могу помочь. — Кэл показал на пакет. — Загляни-ка туда.

Дана развернула пакет. На дне поблескивали серебристые предметы.

— Мои ножницы! А где они были?

— Возле полицейского участка, — с неохотой ответил Кэл. — Я нашел их на тротуаре.

Пронзительно вскрикнула чайка.

— Значит, они таинственным образом вновь объявились? — Дана положила ножницы в пакет.

— Похоже на то.

Она провела кончиками пальцев по его гладкой, недавно выбритой щеке.

— Спасибо, — пробормотала она.

Кэл улыбнулся. Дана уже собиралась поцеловать его, но тут послышались чьи-то шаги. Она опустила руку и отошла. В проходе Глава десятая. В ночь после встречи с Макни сон оказался для Даны лишь далекой мечтой между двумя лодками появился Эд Мелоун, который принял станцию после смерти ее отца.

— Доброе утро, шеф, — кивнул он Кэлу и улыбнулся, заметив Дану: — Пришла в гости?

Много лет назад, испытав очередное разочарование, она прибегала сюда, чтобы прийти в себя.

— Я надеюсь, вы не возражаете?

Эд покачал головой.

— Ты же знаешь, что можешь бывать здесь в любое время. — Он взглянул на Кэла, потом опять на Дану. — Я, пожалуй, пройдусь до кафе, посмотрю, открылись они или нет. А вы еще… э… побудьте здесь.



Эд ушел, и Дана вздохнула — волшебство утра начинало ускользать. Эд Мелоун, конечно, никому ничего не расскажет, но благодаря Глава десятая. В ночь после встречи с Макни сон оказался для Даны лишь далекой мечтой Ричарду Макни скоро весь город узнает, что между ней и Кэлом что-то есть.

Подавив еще один вздох. Дана взяла пакет с ножницами и зашагала прочь. Кэл пошел рядом.

— Что ты делаешь? — спросила она.

— Провожаю тебя домой.

— Разве мы не обсудили это еще вчера вечером?

— Ты произнесла речь, я выслушал.

Она нахмурилась.

— Но тебе действительно лучше держаться от меня подальше.

— Ни за что.

Надо быть доктором психологии, чтобы понять Кэла Бруэра. Дана и не пыталась — она просто пошла так, чтобы между ними оставалось некоторое пространство.

— Похоже, старый Эд Мелоун питает к тебе нежные чувства. Сколько я его Глава десятая. В ночь после встречи с Макни сон оказался для Даны лишь далекой мечтой знаю, никогда не видел, чтобы он так много улыбался, — сказал Кэл через минуту.

— Он единственный человек в городе, который позволял мне находиться в его владениях.

Они свернули на Линден-стрит, и Дана улыбнулась при виде Пирсон-хауса.

— Красивый, правда?

— Конечно, особенно если всю жизнь только и делать, что соскребать и опять красить.

Она засмеялась.

— Какой ты неромантичный.

Они поднялись на крыльцо, и Дана положила ладонь на ручку двери.

Кэл накрыл ее руку своей.

— Дай мне секунду.

Дана окинула взглядом улицу — если кто и наблюдает, то только из-за штор.

Он обхватил ее лицо ладонью. Ладонь была теплой, и по Глава десятая. В ночь после встречи с Макни сон оказался для Даны лишь далекой мечтой позвоночнику Даны пробежало легкое покалывание.

— Мне необходимо это.

Его рот коснулся ее так коротко, что первым ощущением было разочарование. Кэл слегка отстранился и заглянул ей в глаза.

— Тебе этого тоже недостаточно?

Он не дал ей ответить. В этот раз поцелуй был таким, какого ждала Дана.

— Я скучаю по тебе, — пробормотал Кэл, прежде чем снова поцеловать ее.

Ноги ее больше не держали. Кэл прислонил Дану спиной к дубовой двери и потянул молнию спортивной куртки. Дана услышала его удивленно-довольное восклицание, когда он обнаружил, что, кроме спортивной майки, под курткой ничего нет. Она почувствовала, как затвердели соски под белой эластичной тканью. Большой палец Кэла Глава десятая. В ночь после встречи с Макни сон оказался для Даны лишь далекой мечтой легонько коснулся ее, и она затрепетала от удовольствия.

Кэл прижался лбом к ее лбу и просунул руку под тонкую ткань.

— Поедем сегодня ко мне в охотничий домик.

Будь сильной, приказала себе Дана, поступай правильно.

— Я… я обещала встретиться с Хэлли.

— Отмени.

Кончики пальцев легонько заигрывали с ее левой грудью.

— И мне нужно закончить стены «Эдема».

— Я сделаю это вечером. Только на день… ко мне в домик.

Кэл крепче прижал ее.

— Ты грязно играешь, Бруэр.

— Я играю на победу.

И он победил.

По дороге Кэл с улыбкой наблюдал, как Дана то и дело посматривает через плечо.

— Милая, это шоссе ровное Глава десятая. В ночь после встречи с Макни сон оказался для Даны лишь далекой мечтой и прямое на много миль. Если бы кто-то ехал позади, я бы знал.

— Ладно, больше не буду, — пробормотала Дана, не переставая беспокойно озираться. Кэл сомневался, что она вообще что-либо замечала вокруг, пока он не завел ее в дом.

Он чуточку нервничал, чего с ним не случалось в обществе женщины с тринадцати лет. Было даже странно, до какой степени ему хотелось, чтобы дом ей понравился.

Кэл быстро показал Дане комнаты, все, кроме своей спальни — соблазн остаться в ней был слишком велик, а ему не хотелось торопиться. Замечание Даны насчет его не романтичности, заставило Кэла задуматься. Он Глава десятая. В ночь после встречи с Макни сон оказался для Даны лишь далекой мечтой хотел бы быть романтичным… с ней.

— Неужели это когда-то был сарай? — удивленно воскликнула Дана, когда они вернулись в гостиную. — То есть понятно, конечно, стропила над головой и все такое… но это еще прекраснее, чем мне рассказывали.

Кэл встревожился.

— Кто говорил?

Она рассмеялась.

— Думаешь, только мужчины хвастают своими любовными подвигами?

Именно так он и думал.

— У меня же салон. Женщины болтают со мной целыми днями. Это лучше, чем терапия.

— И что же они обо мне говорят? — Уже задав вопрос, Кэл усомнился, действительно ли он хочет знать это.

Дана провела рукой по спинке дивана и подошла к окну.

— Что ты замечательный любовник Глава десятая. В ночь после встречи с Макни сон оказался для Даны лишь далекой мечтой и умеешь сделать расставание незаметным и приятным, так что лишь через несколько дней до женщины доходит, что произошло. — Она помолчала. — Мне не хочется это обсуждать.

Она казалась ему очень красивой сейчас, когда солнечный свет золотил ей волосы. И очень ранимой.

— У нас все по-другому.

Она отвернулась от окна, улыбка была светлой, но глаза не улыбались.

— Я знаю.

Все шло не так. Кэл надеялся, что стена между ними постепенно исчезнет, но Дана опять отгораживалась от него.

— Идем, я приготовлю ланч.

— Ты готовишь?

Он засмеялся.

— Если не хочу умереть с голоду. У нас с Митчем и отцом Глава десятая. В ночь после встречи с Макни сон оказался для Даны лишь далекой мечтой уговор: каждый заботится о себе сам. Пойдем на кухню, я похвастаюсь перед тобой.

Кэл подал довольно простой ланч — яичницу-болтунью с кусочками копченого лосося, салат и немного белого вина. Пока они ели, Кэл попытался побольше узнать о прошлом Даны, однако, когда он спросил ее о брате и сестре, она поинтересовалась, как ему удалось подвести тепло под каменный пол, а услышав, каким замечательным человеком был ее отец, встала и начала убирать со стола, между делом справившись, где он нашел двухсекционную посудомоечную машину.

Кажется, он начинал понимать, где собака зарыта.

Кэл молча скреб сковородку. Он чувствовал, что Дана наблюдает за ним. Ждет.

— Хочешь, я Глава десятая. В ночь после встречи с Макни сон оказался для Даны лишь далекой мечтой растоплю камин? — спросил он, когда вся посуда была убрана. Сидеть, расслабившись, перед огнем очень романтично, к тому же это способствует задушевной беседе.

— Нет.

— Тогда, может, погуляем по полю? — Женщины, кажется, любят прогулки.

— Не стоит…

Дана подошла к нему, расстегнула рубашку и вытащила ее из джинсов. А руки у нее умелые, да и рот тоже, подумал Кэл, когда она проложила дорожку горячих, влажных поцелуев вниз по животу.

Она ухватилась за пряжку пояса. Кэл прикрыл глаза и попытался дышать глубже, чтобы окончательно не утратить над собой контроль.

— Я хочу видеть твою спальню, — сказала Дана. — Немедленно.

Беседа подождет.

Кэл Глава десятая. В ночь после встречи с Макни сон оказался для Даны лишь далекой мечтой уложил ее посреди своей огромной кровати с изголовьем из обтесанных бревен, и она отдалась инстинкту. Если, как уже решила Дана, это одна из последних встреч, пусть она навеки запечатлеется в ее памяти. И в его тоже.

Она встала на колени и пододвинулась к краю постели.

— Давай избавим тебя от одежды. — Дана стащила рубашку с его плеч, расстегнула ремень и медленно развела его концы в стороны. Еще медленнее спустила молнию.

— Ты убиваешь меня, — простонал Кэл.

— Разве? — Она улыбнулась. — Я просто разогреваюсь.

Кэл сбросил ботинки и освободился от джинсов. Дана просунула палец под эластичную ткань трусов.

— Кажется, я еще голодна, — прошептала Глава десятая. В ночь после встречи с Макни сон оказался для Даны лишь далекой мечтой она.

Он застонал.

Она потащила его на кровать и приподнялась над ним.

— Откуда начать? Может, отсюда? — спросила Дана и начала целовать его шею. — Или отсюда? — Она втянула в рот его нижнюю губу. — А, как насчет… — Она ласкала мускулистый торс, радуясь бешеному биению его сердца. У нее самой сердце скакало как сумасшедшее. — Ну, не знаю… Этого все еще мало?

Кэл чуть приподнялся, помогая стащить с себя последнее прикрытие. Их глаза, горящие едва сдерживаемой страстью, встретились.

— Ты настоящее пиршество, Кэл Бруэр. — Кончиком пальца Дана прочертила линию вдоль его груди, через пупок, к темной поросли… наклонилась и поцеловала его. Бедра Кэла изогнулись Глава десятая. В ночь после встречи с Макни сон оказался для Даны лишь далекой мечтой, приподнимаясь над кроватью, и он застонал. Его ладонь обхватила ее голову. Дане нравилось дарить ему наслаждение, нравилось ощущать напряжение, нараставшее в ее собственном теле.

Он бормотал страстные, умоляющие слова, и она впитывала их, как впитывала его. Этого она наверняка никогда не забудет, сколько бы лет ни прожила без Кэла.

Его пальцы сжались, и он прохрипел:

— Остановись.

Хмельная от возбуждения Дана перекатилась на бок. Кэл притянул ее и поцеловал глубоко и неистово.

— Ты самая поразительная женщина, когда-либо встреченная мной, — сказал он.

Горло ей сдавило, хотелось сказать ему, то же самое, но она не могла.

Не успела Дана опомниться, как оказалась Глава десятая. В ночь после встречи с Макни сон оказался для Даны лишь далекой мечтой на спине, а Кэл наполнял ее. Она слабо вскрикнула, и они вместе отыскали ритм. Страсть охватила ее настолько, что Дана смогла лишь выкрикнуть его имя. Она отвернулась, пытаясь собраться с силами, чтобы справиться с надвигающимся ураганом.

— Нет, смотри на меня, я хочу тебя видеть.

Они достигли апогея…

Позже, когда они лежали обнявшись. Дана призналась себе: она сильная, но не настолько, чтобы отказаться от Кэла Бруэра.


documentbcyfxxx.html
documentbcygfif.html
documentbcygmsn.html
documentbcygucv.html
documentbcyhbnd.html
Документ Глава десятая. В ночь после встречи с Макни сон оказался для Даны лишь далекой мечтой